Архив новостей На главную Карта сайта Поиск по сайту Контактная информация
 
Русская версияEnglish version
Главная страница :: Команда :: Белые ночи: последний поворот...

ПОЛОЖЕНИЕ В ЧЕМПИОНАТЕ РОССИИ ПО РАЛЛИ 2018

Абсолютный зачет 2018 года:

1 УСПЕНСКИЙ Сергей 220
2 РОСТИЛОВ Денис 204
3 ЛОТВИНОВ Илья 148
4 ЩЕРБАКОВ Павел 141
5 КАЗАКОВ Владислав 122
6 ОСИПОВ Александр 118
7 ВОРОНОВ Дмитрий 115
8 ТРАВНИКОВ Станислав 90
9 МАКАРОВ Вадим 88
10 ПОПОВ Сергей 85
ТАГИРОВ Дмитрий
Подробнее>>> Подробнее>>>
Подробнее>>> Подробности>>>

Белые ночи: последний поворот...

Предисловие

Эта статья будет не сильно доброй, особенно для некоторых и редактироваться не будет. Поэтому заранее прошу прощения за ошибки, небольшие неточности, и может за излишнюю эмоциональность. Собственно, это даже не статья, а отдельные мысли и зарисовки.
Давно пришло время осветить обратную сторону луны точнее гонок, в частности ралли. Снаружи это зрелищность, кубки, шампанское, а изнутри…
Все наверняка напишут (или уже написали) просто о гонке «Белые ночи 2006», и положенный в таких случаях некролог, связанный с трагедией на СУ-4. Забегая вперед, скажу, что в связи с некоторыми событиями, связанными с этой гонкой, возникла идея не просто «помахать кулаками после драки», а пойти в этот раз немного дальше. Уже составлено несколько открытых писем и направлено в комитет на рассмотрение. Причем на официальном сайте ралли «Белые ночи» сообщение об этом уже есть и сказано, что письма составлены очень «категорично и эмоционально». А теперь можете сами почитать, то, что там происходило и решить: категорично они составлены или еще как-то. 

В этот раз сгладить и замять ничего не выйдет – придется вам об этом почитать, дорогие журналисты, организаторы, гонщики, болельщики и прочие. И вряд ли что-то сдвинется с места, если не написать эту статью, и не начать предпринимать каких-либо действий.
Вы о многом узнаете не через десятые руки, сказанное на диктофон, перевернутое кому как удобно, отредактированное и максимально смягченное, а прямым и доступным текстом из первых рук.
Я пишу лично за себя, не за всех, но все изложенное уже было озвучено вслух и со мной большинство согласно.

Последний поворот: до и после

Эта гонка запомнится пыльными извилистыми карельскими дорогами, огромными злыми оводами и комарами и … смертью гонщика Анатолия Козлова, стартовавшего на СУ-4 в последний раз и уже не финишировавшего. Эту гонку любят многие: быстрая интересная трехмерная трасса, сказочные пейзажи, как зимой, так и летом. Кто же мог подумать, что сказка превратится в кошмар? Во время прохождения спецучастка Анатолию стало плохо с сердцем, ему не смогли оказать помощь, и он скончался, не приходя в сознание, около своей боевой машины.

На сервисе как раз после четвертого СУ у большинства команд были спущены или убраны флаги. Люди ходили хмурые, стараясь не разговаривать, и не смотреть друг на друга. То ли потому, что мужчины не плачут, а может, чувствовали себя в чем-то виноватыми. Да – виноваты. Виноваты в том, что кто-то не остановился. Виноваты в том, что не поднимали все это время вопрос о медицине на гонках. Хотя все знали, что по факту эти «скорые помощи» ничем не помогут, так как это уже не первый случай со смертельным исходом, и что стоят они там для галочки, чтобы организаторам спалось спокойнее. Что, думали вас это никого никогда не коснется??? Зря-а-а-а…
Второе прохождение этого спецучастка отменили, но как оказалась не из-за понимания организаторами состояния гонщиков, только что узнавших о смерти боевого товарища, а просто потому, что на этом СУ уже не было машины «скорой помощи» (кстати, и не отменяли бы уж, все равно от этой «скорой» ноль на выходе). Сразу поясняю – я сознательно пишу слово «скорая» в кавычках и с маленькой буквы, потому что это не «скорая», а недоразумение и большего не заслуживает.

И что это, интересно, за скорая такая, в которой ничего нет, и где тетя в белом халате не знает, что делать при инфаркте, и звонит неизвестно куда по телефону чтобы посоветоваться… а время уходит… Толя еще какое-то время цеплялся за жизнь, надеясь, что ему помогут, у него были и пульс и дыхание. А приехавшая «скорая» не смогла сделать ни массаж сердца, ни укол адреналина, ни интубацию, чтобы дать легким воздух – НИЧЕГО. Все это время Анатолия пытался реанимировать его штурман Денис Юдин. И не хватило каких-то пяти минут до приезда машины МЧС, которая могла оказать помощь.
И совсем непонятно какой квалификации должен быть врач, чтобы написать в заключении о смерти: «смерть наступила в связи с закрытой черепно-мозговой травмой и переломом ребер»???

Кстати, перед гонкой Анатолий прошел как раз полное обследование сердца за очень большие деньги и… ему сказали, что он здоров и может спокойно ехать на свои гонки. Опять фигурируют наши «замечательные» врачи.
Всеми официальными процедурами после его смерти пришлось заниматься членам его команды – организаторы даже не предложили помощь. Договаривались с врачами о вскрытии, т.к. были выходные, и никто не работал до понедельника. О рефрижераторе, чтобы довезти тело на 30-градусной жаре. О перевозе из г. Лахденпохья, где не могли произвести вскрытие, в Сортавалу. И о том, чтобы отвезти тело сразу в холодильник, так как его хотели бросить на всю ночь в обычном помещении местной больницы. И еще много чего. И, что самое интересное, медсестра потом рассказала ребятам, которые приехали за телом, что организаторы отказались давать паспортные данные на А. Козлова, необходимые врачам для оформления несчастного случая, сказав, что: «таких как он, у них больше сотни катается, и они даже не обязаны знать кто это, не то чтобы бегать с его документами». Во как! Возникает большой и жирный вопрос: зачем организаторы перед стартом собирают у нас пачками документы, да еще ксерят все это??? И кого должно касаться, если с нами что-то случилось, если не организаторов? Судя по всему лозунг «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», а условие участия в гонке – самовывоз (в любом виде).  Так что уважаемые гонщики позаботьтесь обо всем заранее сами!

Очень хочется узнать, на каком основании организаторы затыкали нам рот и запрещали сообщать о смерти Толи, когда уже все было известно (особенно г-жа Сивачева)? Чтобы успеть прикрыть свою задницу и придумать, как и кому наврать поизворотливее? А зачем?? Их никто ни в чем не обвинял. От них требовалась просто элементарная человечность и сочувствие.
И уж совсем непонятно, зачем Сивачева начала плести полную чушь людям, которые звонили из Иваново (где жил Толя), и уже все знали от своих, вроде: «с чего это вы взяли, да это вообще не на гонке случилось». И этот бред продолжался до тех пор, пока на том конце провода не появился Алексей Филатов (постоянный штурман Анатолия).
В этот раз уважаемые организаторы даже не утрудили себя некрологом или соболезнованиями семье и друзьям Толи.

А знаете ли вы, что на гонке был еще труп. Зритель разбился на Субару и ему тоже не смогли оказать помощь. А около 50 человек, пришедшие, между прочим, посмотреть НА ВАС, уважаемые гонщики, получили солнечные и тепловые удары. Как вы думаете, какую помощь им смогла оказать пустая «скорая», в которую они обратились?
Кстати, Анатолий, похоже, спас жизнь штурмана и уж точно избавил его от «удовольствия» попасть живым в руки наших замечательных врачей. Вскрикнув, и уже теряя сознание, он успел направить машину в сторону от деревьев, поэтому Денис не пострадал.
Очень жалко, что на похоронах не было никого из организаторов ралли «Белые ночи». Им было бы очень «полезно» увидеть мать Толи, хоронящую сына, его сына, младшей шестилетней дочке еще даже не говорили, и его жену… на пятом месяце беременности…
После похорон Денис Юдин созвонился с Андреем Клещевым. На этом особенно настаивали те гонщики, кто был на похоронах. Они полтора часа проговорили по телефону. Посмотрим, чем все это закончится…

В последний путь

Толя многих из нас звал в гости, когда достроит дом. Кто же знал, что вот так доведется съездить «в гости»…
Первое, что бросилось мне в глаза при входе в дом – это ковер в виде иконы со Святой Княгиней Ольгой. Этот ковер мы с ним покупали в прошлом году в Пскове, и он так радовался, когда его нашел. Толину жену зовут Ольга, и он очень ее любил.

Когда в дом после отпевания приехавшие гонщики зашли попрощаться с Анатолием, откуда-то появилось большое пушистое существо с огромными печальными глазами. Рыжий персидский кот тоже подошел к гробу вместе со всеми, как будто прощаясь с хозяином (а может так и было), а потом, когда гроб выносили, вышел вместе со всеми, дошел до ворот, еще раз грустно оглянулся и скрылся в лесочке… Получается, даже животные понимают и чувствуют больше, чем организаторы.
Выносить гроб из дома пришлось нашим парням – гонщикам. И я думаю, после этого мы имеем полное право спросить с организаторов, почему вместо того, чтобы носить Толе апельсины в больницу, им пришлось нести его тело на кладбище?

Проститься от спортсменов приехали всего человек десять: кто-то  еще не успел вернуться, другим было очень далеко ехать (Иваново ближе всего к Ярославлю и Москве). Многие звонили и выражали соболезнования по телефону.
Странно видеть, как человек, лежащий в гробу улыбается. Тем не менее, Толя улыбался: может он уже знает, что все будет хорошо…
Когда шла церемония погребения,  и заиграл траурный марш, раздались сильные раскаты грома, и началась гроза, и пока над гробом не вырос могильный холм – гроза не прекращалась (а дождь, кстати, так и не пошел). Создалось ощущение как будто это прощальный салют от природы… или она на что-то злилась? Или на кого-то??? Как только на могилу стали класть первые цветы, гроза внезапно прекратилась и стало очень тихо.
Через каких-то пару минут могила утонула в цветах и венках с лентами:  от родных, друзей, сослуживцев, спортсменов и т. д.

Больше всего я боялась, что когда Ольга (жена Толи) увидит нас, гонщиков, она сорвется, и мы услышим, что если бы не мы со своими гонками, то Толя был бы жив. Ничего подобного не произошло. Она подошла и сказала, что ей особенно приятно нас видеть, так как Толя больше всего любил гонки и был бы очень рад. У нее потрясающая выдержка и самообладание.
Все сослуживцы Анатолия захотели, чтобы жена продолжила его дело. И кто знает, может, через несколько лет мы еще услышим фамилию Козлов, когда его сын сядет за руль спортивного автомобиля,… а может дочка?
Для тех, кто не смог попасть на похороны, первое, что было сказано на поминках матерью Анатолия: «Это не правильно, когда мать хоронит своего сына. Неправильно, когда маленькие сын и дочка хоронят отца. И уж совсем неправильно, когда еще не родившаяся дочка осталась сиротой…» Ольга собиралась сказать Толе, что будет дочка после гонки, в ту злополучную пятницу она как раз делала УЗИ… (к сожалению, жизнь вообще штука несправедливая, но в таких случаях, по-моему, особенно).  

Толик всегда куда-то спешил: он быстро говорил, быстро ездил, вел много дел одновременно, как будто знал, что ему нужно много успеть за короткий срок, всего за пол жизни. Он был очень веселым, активным и главное, порядочным человеком. И если о покойниках нельзя говорить плохо, то о Толе, даже если захотеть, ничего плохого не вспомнится.
В этой грустной истории, на мой взгляд, есть одно маленькое светлое пятнышко: человек умер не старый, больной и никому ненужный, а во время своего любимого дела – ралли. Помните, что было написано на его машине - жажда движения. И он двигался до последнего мгновения.

…А жизнь продолжается

Анатолия Козлова любили многие. Гонщики за то, что он был интересным соперником, зрители – за частые  зрелищные перевороты, механики – потому, что он никогда не оставлял их без работы.

До сих пор не верится, что Толи больше нет. Во время гонок у него всегда брали воду, реклама которой и сейчас на борту его боевой машины. И в этот раз перед стартом он, как всегда, давая очередную бутылку, сказал странную фразу: «Будете пить, вспомните меня добрым словом…». Так вспоминайте о нем каждый раз, когда вам будет попадаться бутылочка его воды «Аэро», когда будете играть в бильярд (он очень любил в него играть), и просто так.
А теперь пора переходить от красивых слов к делу. Может это звучит как-то слишком пафосно, но смерть Анатолия не должна быть напрасной – нужно расшевелить это болото, в котором мы все радостно бултыхаемся.
Знаете, что чаще всего отвечают организаторы на какие-либо выражения недовольства со стороны гонщиков: «Вас сюда не звали». Интересно получается – нам за наши же деньги еще и хамят. А кого они вообще тогда звали? Зрители всем мешаются, пресса со своими вопросами вечно не вовремя, организаторам плевать на всех них вместе взятых, главное - несите ваши денежки. 

И правильно, потому что обычно несправедливо поступили с кем-то одним и остальные промолчат, а завтра то с другим, с тем, кто отмалчивался вчера. Вот и получается вечно замкнутый круг.   

Гонщики в первую очередь сами же неуважительно относятся друг к другу, не останавливаясь на знак SOS. «Я слишком быстро ехал, не успел остановиться», «Там было очень пыльно, мы ничего не видели», «Мы пока оттормозились, 500 метров пролетели, не сдавать же задом» (что ты за гонщик такой, если тебе задом сдать тяжело?), «А вдруг пока я тут остановился в меня врежутся» (интервал то на гонке был двухминутный, вы сами то верите в эту чушь?), и т.д. Самим не противно? Причем теперь все утверждают в один голос, что останавливались, а вот штурман Толи почему-то говорит совсем другое.

Если нам плевать друг на друга, то, что же ждать от организаторов, скорых и т.д.? Мы для них случайные люди. Они только собирают с нас деньги и справки, чтобы снять с себя любую ответственность.
Наверное, должно быть проведено расследование по этому поводу и те, кто не остановился на знак SOS или неправильно выполнил процедуру, должны быть как-то наказаны, так как этот случай уже далеко не первый. Чтобы спасти жизнь А.Козлова не хватило каких-то пяти минут из-за отсутствия информации о происшествии. В предыдущий раз, кстати, на этой же гонке, слава богу, по чистой случайности обошлось без жертв: всем нарушителям погрозили пальчиком и все…

Пару лет назад в Пскове на тестовом участке машина, вылетевшая с трассы, сбила троих и слегка зацепила еще несколько человек. Так вот один из них погиб на месте, двоих отвезли в реанимацию: из них один скончался, так как в больнице ему не смогли оказать квалифицированную помощь, а второй остался инвалидом – вы его все хорошо знаете. Так это еще не все… труп человека, погибшего на месте на официальном тестовом участке, бросили на всю ночь валяться в поле, как будто это ненужный мусор. И с ним всю ночь просидел его друг. Не хотите себя представить на любом из их мест??? И непонятно почему Андрей Бунеев (питерский гонщик)  с Аленой Марьиной бегали по всему Пскову, делая объявления о сборе крови для Максима, а еще периодически заезжая ночью в поле, чтобы проверить, как там… ГДЕ в тот раз были организаторы? Вот был первый звоночек и камушек в наш огород: проглотили и промолчали.

На «Сестрорецке 2006» тоже произошла трагедия, так там у организаторов (в отличии от организаторов Белых ночей) хватило ума на награждении хотя бы песни и пляски не устраивать.

Почему на гонках с нас требуют шлема, комбинезоны, лицензии, справки и т.д. так почему же со «скорых» которые нанимают для нас за наши же деньги (стартовые взносы то только растут) не спрашивают ничего: ни дипломов, ни профиль врачей, ни квалификацию, ни комплектацию машин…
У меня ездит муж, друзья, у вас тоже родные, знакомые и так далее, и в подобной ситуации мог и может оказаться любой не только из нас гонщиков, но и зрители, пресса, судьи, организаторы, случайные люди. И представьте, что ждет любого, не дай бог что случится.

Все вышеизложенное касается каждого.
Смысл кого-то в чем-то обвинять? В халатности?? В равнодушии??? Анатолию это уже не поможет. Зато может помочь тем, кто остался! Давно пора перейти к качеству наших гонок, а не к их количеству.
Надеюсь, получилось не очень злобно, потому что обидеть кого-то целью не являлось, особенно тех, кто этого не заслуживает.
Не судите, да не судимы будете. А выводы вправе сделать каждый сам.

P.S.: относитесь друг к другу лучше при жизни: петь дифирамбы после смерти бессмысленно.
И здоровья всем вам.

                 Надежда Филаретова