Архив новостей На главную Карта сайта Поиск по сайту Контактная информация
 
Русская версияEnglish version
Главная страница :: Команда :: Евгений Вертунов: «На Чемпионате мира тебя хвалят, только если твои результаты действительно хороши».

ПОЛОЖЕНИЕ В ЧЕМПИОНАТЕ РОССИИ ПО РАЛЛИ 2018

Абсолютный зачет 2018 года:

1 УСПЕНСКИЙ Сергей 220
2 РОСТИЛОВ Денис 204
3 ЛОТВИНОВ Илья 148
4 ЩЕРБАКОВ Павел 141
5 КАЗАКОВ Владислав 122
6 ОСИПОВ Александр 118
7 ВОРОНОВ Дмитрий 115
8 ТРАВНИКОВ Станислав 90
9 МАКАРОВ Вадим 88
10 ПОПОВ Сергей 85
ТАГИРОВ Дмитрий
Подробнее>>> Подробнее>>>
Подробнее>>> Подробности>>>

Евгений Вертунов: «На Чемпионате мира тебя хвалят, только если твои результаты действительно хороши».

Следующей гонкой после Новороссийска, который принес Евгению Вертунову и Георгию Трошкину титул Чемпионов России по ралли, стало для экипажа ралли «Япония». 4-е место в зачете PCWRC – прекрасный результат. Особенно если учитывать, что эта гонка отнюдь не напоминает увеселительную прогулку…

Впрочем, обо всем по порядку.



Е.Вертунов: По порядку – это с чего начинать, с гонки или с ознакомления?

Ты сначала на права сдавал...

- А, ну да. Мы знали, что придется сдавать на права, но оказалось, что сначала нужно еще идти в автошколу – то есть, нельзя просто так прийти и сразу сдать. Я часа два занимался, мне объясняли правила, отличия японских знаков от наших, а потом было вождение по площадке – знаете, с поворотниками, с остановкой на светофоре возле линии стоп – все как положено. И когда я отучился в автошколе, меня повезли сдавать экзамены.
Видимо, у них очень большой процент тех, кто сдает теорию с первого раза: там всего 10 вопросов, причем не как у нас – 4 примерно похожих варианта, а всего два варианта ответов: да или нет. При этом из 10 вопросов можно сделать 3 ошибки. Мне кажется, очень сложно не сдать. Словом, права я получил, потратив на это часов 6-7 в общей сложности.

Потом был тестовый участок, потом ознакомление… Хорошо, что я перед гонкой нашел дома диск, где был отчет о гонке прошлого года и онборд. Я посмотрел хотя бы, что это за трасса.

И что это за трасса?

Эта гонка по трассе самая сложная из тех, что я ездил. Вот приезжаешь в Акрополис и знаешь, что там очень рыхло, много камней, пыльно – но все понятно. В Новой Зеландии тоже все понятно – просто профилированные дороги. А тут всего по чуть-чуть. Местами так же, как в Акрополисе – огромные камни вываливаются на дорогу, местами очень большую колею раскапывают. Местами это нечто вроде Корсики, только по гравию: очень-очень узко. Хорошо записать эту дорогу с первого раза очень тяжело: не сразу понимаешь, насколько она сложная. Из-за того, что она узкая, если ты ошибаешься – ты ошибаешься насовсем. По сходам Латвалы, Лоэба, Гронхольма это видно: небольшая ошибка – и все. Места на то, чтобы поправить автомобиль, просто нет.

В оргкомитете гонки работал Дима Кривцов из России. Он рассказывал, что у большинства гонщиков, которые впервые приезжают в Японию, серьезные проблемы со стенограммой, очень много приходится исправлять во время гонки. И когда мы в пятницу стартовали первый доп, я сразу увидел, что у меня стенограмма во многих поворотах записана излишне быстро. Буквально три поворота от старта, и в каждый мы едва попадаем, уже по кустам метем. И пришлось первые прохождения всех спецучастков ехать очень аккуратно. По такой стенограмме, если ехать максимально быстро, можно было бы вообще не доехать.

А по ходу гонки стенограмму не правили?

Пытались, но на это времени особо нет. Ехать надо, бороться, а не отвлекаться на поправки к стенограмме. Я для себя пометки делал, и на втором прохождении получалось уже лучше.

Ты хорошо запоминаешь трассу?

Гоша говорит, что да, очень хорошо. У меня зрительная память нормальная.

В четверг было открытие гонки. Да, я был на разных этапах Чемпионата мира, но это, наверно, можно сравнить только с Финляндией. Очень много болельщиков приезжает со всей Японии, из Австралии и Новой Зеландии… Такого количества зрителей я не видел нигде. На открытии гонки было 60 тысяч человек. Когда ты проезжаешь подиум, ты этого не видишь из-за прожекторов: ну есть народ и есть. А вот после подиума едешь метров 500 в людском коридоре, зрителей просто нереально огромное количество! И так все три дня гонки – мало того, что на допах народ есть, но даже когда ты едешь по перегону, во всех мелких деревушках все жители, котоорые там есть, выходят на улицу и машут флажками. Причем берут флажки Subaru в одну руку, а в другую – Mitsubishi. Какой автомобиль едет – таким флажком и машут. Но больше, пожалуй, болельщиков Subaru. Народу в синих с желтым куртках было очень много. На парную гонку приезжала местная компания типа нашего STI-клуба – штук 10 Subaru и все расклеены под Солберга. И все зрители по-настоящему искренне радуются, машут флажками, просят автографы… причем, несмотря на то, что мы из России, за нас точно так же болеют, машут и аплодируют, как и всем.

Итак, когда мы стартовали, то вовремя поняли, что стенограмма не совсем верная. Поэтому на первом прохождении времена были не очень хорошие, а на втором уже получше. Первый день прошел без особых проблем.

Зато второй день стал одной большой проблемой! Ночью был дождь. Знаете, я ездил под дождем по гравию, но нигде никогда не встречал, чтобы было так скользко! Едешь аккуратнее уже некуда, а тебе кажется, что машина едет сама по себе, ее разворачивает. Дима предупреждал меня: мол, аккуратно, если будет дождь – будет очень скользко. Я думаю: ну скользко – и скользко, что я, по дождю не ездил, что ли? Но я даже не представлял, что такое вообще бывает! Во второй день и были серьезные вылеты.

На втором допе вижу: бежит штурман, показывает, чтобы скорость сбросили, но в какую сторону прижиматься, не показал. Я сбавил скорость, и тут за поворотом выясняется, что автомобиль Понса стоит как раз снаружи, на нашей траектории. Мы задним колесом ударились об его переднее колесо. Удар был не сильный, но попал в очень неудачное место, и у нас сломался поперечный рычаг. То есть, из трех рычагов осталось только два. Мы этот спецучасток кое-как доехали, хотя машину вело. Стартуем следующий доп – у нас ломается еще один рычаг, я на прямой не могу даже газ полный дать, потому что машина начинает вилять из стороны в сторону.

Поскольку гонка достаточно убойная, у нас основные запчасти были с собой, в том числе и два рычага. После этого допа мы с Гошей один рычаг поменяли, а следующий спецучасток был достаточно рыхлый и двадцать с лишним километров длиной. За 5 километров до финиша у нас все рычаги сломались, вырвало привод, но все-таки колесо как-то держалось. А по правилам Чемпионата мира, машина в сервис должна заехать на всех четырех колесах. Мы поменяли еще один рычаг, и на нем нам нужно было проехать еще 100 км. Все-таки мы доехали до сервиса, но на первой секции этого дня потеряли порядка 4 минут.

А в третий день я примерно понимал расклад: и мы особо никого не догоним, но и нас, по идее, не должны догнать. Мы стартовали пятыми в Production, и перед нами было 4 экипажа, трое из которых ехали на доезд. Финишируем доп, я смотрю результаты: мы проигрываем только одному экипажу, причем секунду-две, не больше. Ну, я подумал, что так и надо ехать, хотя ехал достаточно аккуратно и совсем не быстро. А результатов тех, кто сзади, не видно же! Приезжаем на сервис, смотрю общие результаты – думаю: не может быть, тут какая-то ошибка! Те, кто после нас ехал – нереально быстрее, там так-кая разница с нами!

А тут еще подходит координатор Production и говорит: судьба титула Чемпиона мира в твоих руках! А я здесь при чем? А он говорит: если ты объедешь Хиггинса, у него нет шансов стать Чемпионом мира – они там все болели за Араи. И тут я понимаю, что мы ехали на первой секции просто ужасно. Думаю: надо взять нормальный темп, тем более, что просят помочь...

А если бы они болели за Хиггинса, ты бы его пропустил?

Ну-у, нет, конечно! Одно дело – когда просят быстро ехать, когда все решается в борьбе – вот это честно, а если бы предложили подвинуться – нет, я считаю, что это неправильно.

И вот на второй секции этого дня на каждом из трех допов мы привозили сами себе минимум секунду с километра! И это при том, что на втором прохождении трасса сильнее раскопана. Это насколько же медленно надо было ехать сначала! А я-то был спокоен, думал, что все едут так же… Словом, Хиггинса мы удержали, но в итоге он получился пятым, так что теоретические шансы на Чемпионство у него сохраняются.

Поначалу мне гонка не нравилась. Трасса непривычная, и я не мог понять до конца, как по ней правильно ехать. Но в принципе, гонка получилась достаточно интересная, и это неплохая тренировка перед Англией, потому что трассы по условиям в принципе похожи. И гонка понравилась, и результат получился неплохой.
 
Скажи объективно: 4-е место – оно действительно ваше?

… Лучше всего, конечно, было бы судить, если бы все финишировали – вот тогда это было бы полностью объективно. Но это же ралли. Да – были сходы, но, с другой стороны, и у нас были технические проблемы и проблемы со стенограммой, но мы боролись, мы действительно ехали… так что я думаю: да, на этой гонке 4-е место – это наш результат. Честный.

Знаете, что мне в этой гонке больше всего понравилось? Мне потом даже не важен был результат, не важно было финишировать. Главное, что ко мне после финиша подходили Араи, Хиггинс, Ханинен и говорили: молодцы, хорошо едете. Для меня это было самым важным. Это Чемпионат мира, и даже если ты дождешься, пока все сойдут, и медленно приедешь на подиум – этого никто не заметит. Люди смотрят, заслуженно ли ты занимаешь это место, и похвалят, только если твои результаты действительно хороши.

Резюме по итогам гонки такое: надо более требовательно относиться к стенограмме. Будем стараться исправлять, посмотрим, что будет в Англии.

А что будет на следующий сезон?

А вот это самый сложный вопрос. Пока непонятно. Сейчас в этот небольшой срок, который остался до нового сезона, надо все решить. Если получится, хотелось бы проехать Production в полном объеме. Но в то же время это всего 6 гонок в год. А чтобы ехать быстро, чтобы развиваться, увеличивать скорость, этого недостаточно. Значит, нужно думать, где ехать еще. Будет ли это Чемпионат России или отдельные гонки Чемпионата мира, которые не входят в PCWRC – пока сказать не могу.

Дело в том, что если ставить глобальные цели в PCWRC, то надо к этому подходить серьезно. А если ехать в Чемпионате России, то надо бороться за чемпионский титул, а это тоже требует определенных усилий. Просто так кататься я не стану. Нужно понять, совместимы ли эти две задачи. Если будет получаться по календарю – я только «за».

Что принес тебе предыдущий сезон – ну, кроме титула, конечно?

Во-первых, мы многому учимся и стараемся, чтобы это было заметно по нашим результатам.

А еще в этом сезоне я узнал, как много зависит от команды. На том же Кубке Fiesta твоей команде, в общем, все равно, кто едет – сегодня ты, завтра кто-то другой. Они на этом зарабатывают, им важно, чтобы ты ехал и платил деньги вовремя, им даже не важен, по большому счету, твой результат. А вот когда я поехал на Акрополис, когда у меня появилась своя команда, я понял, что это совсем другая езда. Наши ребята-механики, остальная команда – для них это не просто работа, а нечто большее. Такие отношения даже влияют на результат: ты понимаешь, что людям не все равно, как ты едешь. Вот это главный положительный момент прошедшего сезона.

Женя, в Японии это была первая гонка для вас в качестве национальных Чемпионов. Титул не давит? Не появилось ощущения, что ты постоянно должен теперь доказывать, что ты его достоин?

Я стараюсь не заострять на этом внимание. Но вообще получилось, что в Японии мы как раз и показали, что титул достался нам не зря: в Греции, две гонки назад, мы были на 9-10 месте, а здесь уже 4-е. Нет, конечно, чувствуется ответственность: нельзя проехать абы как… но я вообще стараюсь никогда так не ездить.

А плюсы чемпионского звания как-то проявляются?

Я надеюсь, что это повлияет на нашу программу на следующий сезон. Когда у тебя есть такой результат, уже проще работать, и легче будет что-то найти. Все-таки, Чемпион России. Нет, ничего сверхъестественного, но надо же с чего-то начинать!

Беседу вела Ирина Кирилловна Боярская